Главная » 2018 » Июнь » 24 » Блог с любимыми цветами
12:40
Блог с любимыми цветами
Цветы Цветы, как люди, на добро щедры
И, людям нежность отдавая,
Они цветут, сердца обогревая,
Как маленькие, тёплые костры.
К.Жане


Герань луговая, Герань болотная
Цветы полевые - КОЛОКОЛЬЧИКИ
Ятрышник, дикая орхидея наших лесов
Любка двулистная
Черёмуха душистая
Ландыши
Багульник болотный
Василёк
Ветреница дубравная Anеmone nemorоsa
Вероника дубравная Veronica chamaedrys
Вереск обыкновенный Calluna vulgaris
Душица обыкновенная (origanum vulgaris L.)   
Калина
Калужница
Коронория Горицвет кукушкин Coronaria flos-cuculi
Кубышка жёлтая
Королева полей и лесов - ромашка
Короставник полевой
Сирень
Купальница - золотой символ Удмуртии
Купальница (Trollius)
Незабудка
Люпин
Зверобой обыкновенный
Смолка обыкновенная - Steris viscaria (L.) Rafin.
Кошачья лапка двудомная   Antennaria dioica
Клевер
Иван-да-Марья
Иван-чай или Капорский чай
Белая роза
Росянка круглолистая (Drosera rotundifolia)
Рябиновый рай
Рябиновый рай 2
Земляничная полянка
Сладка ягода малина..
Ежевика
Черника - дар природы
Костяника
Брусника
Пижма обыкновенная
Владимир Солоухин. Цветы
Чистотел
Цветы мои  Фото цветов
Цикорий
 
ВЕРНУТЬСЯ В БЛОГ

Похоже, что сама матушка-природа постаралась и одарила нас этими чудесными созданиями, которые много тысячелетий подряд привносят в нашу жизнь красоту, радость, даря нам хорошее настроение и эмоциональное здоровье в любое время года.

По мнению ученых на земле насчитывается более чем 270 000 разновидностей цветов. И каждый цветок по-своему красив и необычен и несет в себе ту частичку радости, которую в него заложила природа, чтобы делать нашу жизнь радужнее и немного счастливее.

У всех народов мира цветы ассоциируются с теплом, солнцем, весной и радостью. И при этом не важно зима на улице или лето, осень или весна. Цветы всегда остаются символами хорошего настроения и чудесного времени года – весны и лета.


ЦВЕТЫ КАК БАБОЧКИ

Цветы как бабочки, а бабочки- цветы
Летят над нашей жизнью легкокрыло,
И падают, срываясь с высоты,
Когда им  жизнь покажется постылой.

Цветы как бабочки , а бабочки как мы,
Грустят и плачут,  и в мечтах   и грезах,
Уставшие от жизни кутерьмы,
Мечтают о зиме о морозах.

Цветы, как бабочки, и их недолгий век
Печалит нас, мы мерзнем, засыпаем,
Идет зима,  искристый   нежный снег,
Нам крылья белым пухом покрывает.

И мы становимся, как ангелы белы,
Как мотыльки, как белые  соцветья,
А наши помыслы, деяния светлы,
Мы пишем строки, строки о бессмертье.

Владимир Солоухин

Лежать на траве. Опуститься, опрокинуться навзничь, раскинуть руки. Нет другого способа так же плотно утонуть и раствориться в синем небе, чем когда лежишь на траве. Улетаешь и тонешь сразу, в тот самый миг, как только опрокинешься и от-кроешь глаза. Так тонет свинцовая гирька, если ее поло-жить на поверхность моря. Так тонет напряженный воздушный шарик (ну, скажем, метеорологический зонд), когда его выпустишь из рук. Но разве есть у них та же стремительность, та же легкость, та же скорость, что у человеческого взгляда, когда он тонет в беспредельной синеве летнего неба. Для этого надо лечь на траву и от-крыть глаза.
      Еще минуту тому назад я шел по косогору и был причастен разным земным предметам. Я, конечно, в том числе видел и небо, как можно видеть его из домашнего окна, из окна электрички, сквозь ветровое стекло автомобиля, над крышами московских домов, в лесу, в просветах между деревьями и когда просто идешь по луговой тропе, по краю оврага, по косогору. Но это еще не значит -- видеть небо. Тут вместе с небом видишь и еще что-нибудь земное, ближайшее, какую-нибудь подробность. Каждая земная подробность оставляет на себе частицу твоего внимания, твоего сознания, твоей души. Вон тропа огибает большой валун. Вот птица вспорхнула из можжевелового куста. Вон цветок сгибается под тяжестью труженика-шмеля. "Вот мельница. Она уж развалилась".


Трава. Публикуется по: Солоухин В.А. "Трава". Наука и жизнь. № 9-12. 1972 год

Строго говоря, я не имею никаких оснований браться за эту книгу. У меня нет ни осведомленности ботаника, чтобы я мог сообщить миру нечто новое, неизвестное современной науке, ни опыта, скажем, цветовода, чтобы я мог поделиться им, ни накопленных веками, а может быть, во многом интуитивных знаний знахаря, чтобы я мог обогатить народную медицину.

После пятого класса средней школы я уже не считал на цветках лепестков, не разглядывал в лупу тычинок и пестиков, не опылял кисточкой, не засушивал цветов для гербария. Я не выращивал цветов в теплицах или на клумбах. Я не собирал таинственных трав, чтобы развешивать их на чердаке, сушить, а потом варить из них зелье и пить от разных болезней.

Некоторые травы я, правда, собирал, но все больше зверобой, зубровку, мяту и тмин, которые очень хороши для домашних настоек.

Леонид Леонов, всю жизнь разводивший кактусы и создававший время от времени бесценные коллекции этих удивительных растений, мог бы, вероятно, рассказать нечто интересное из жизни кактусов.

Рядовой работник ВИЛАРа, выезжающий каждое лето в экспедиции на поиски лекарственных трав, мог бы поделиться своими наблюдениями, присовокупив к ним несколько приключений, неизбежных во всякой экспедиции.

Индийские ученые, установившие, что травы воспринимают музыку, что музыка влияет на самочувствие и рост трав, что классическая музыка стимулирует их рост, а джаз угнетает,— эти ученые смело могут браться за перо, ибо они имеют сообщить человечеству нечто новое, неслыханное, потрясающее.

Я же умею только мять траву, валяясь где-нибудь на опушке леса, набрать букет и поставить его в кувшин, сорвать цветок и поднести его к носу, сорвать цветок и поднести его женщине и вообще смотреть на цветы, когда они расцветут и украсят землю.

Я косил траву, возил ее на телеге, и тогда она называлась сеном.

Я выдергивал одни травы, оставляя другие, и это называлось прополкой.

Я ел траву, когда она была щавелем, заячьей капустой, а также спаржей, луком, укропом, петрушкой, чесноком, сельдереем...

Я бродил по траве, когда на неё упадет роса. Я слушал, как шумит трава, когда подует ветер. Я видел, как трава пробивается из черной апрельской земли и как она увядает под холодным дыханием осени. Я видел, как трава пробивается сквозь асфальт и часто поднимает, разворачивает его, как это можно сделать только тяжелым ломом.

Чаще всего это была трава. Просто трава. Сознание выделяет из нее обычно несколько травок, знакомых по названиям. Крапива и одуванчик, ромашка и василек. Еще десятка два-три. Валериану, пожалуй, не сразу отыщешь и покажешь в лесу. С ятрышниксм дело будет еще сложнее. Когда черед дойдет до вероники и белокудренника, не спасует только специалист.

Однажды я записал смешную историю, как мы с другом пытались выяснить название белых душистых цветов, растущих около речек и в сырых оврагах. Лесник, к которому мы обратились, обрадованно сообщил нам, что это «Бела трава».

Теперь я знаю, то была таволга. Но лесник не знает этого до сих пор, и «Бела трава» для него вполне подходящее и даже исчерпывающее название.

Тут невольно я вспоминаю гениальную книгу Метерлинка «Разум цветов». Метерлинк говорит, что отдельное растение, один экземпляр может ошибиться и сделать что-нибудь не так. Невовремя расцветет, не туда просыплет свои семена и даже погибнет. Но целый вид разумен и мудр. Целый вид знает всё и делает то, что нужно.

Всё как у нас. Поведение отдельного человека может иногда показаться неразумным. Человек спивается, ворует, лодырничает, может даже погибнуть. Отдельный индивид может не знать что-нибудь очень важное, начиная с истории, кончая названием цветка. Отдельный Серега Тореев может не понимать, куда идет дело и каков смысл всего происходящего с ним самим. Но целый народ понимает и знает все. Он не только знает, но и накапливает и хранит свои знания. Поэтому он богат и мудр при очевидной скудости отдельных его представителей. Потому он остается бессмертным, когда погибают даже лучшие его сыновья.

Мой сотоварищ по перу Василий Борахвостов, узнав, что я собираюсь писать книry о травах, стал посылать мне время от времени письма без начала и конца, с чем-нибудь интересным. Обычно письмо начинается с фразы: «Может, пригодится и это...» Или сразу идет выписка из Овидия, Горация, Гесиода.

Чтобы подтвердить свою мысль о поэтичности и мудрости народа, несмотря на невежественность отдельных людей, выписываю полстранички из борахвостовского письма.

— ...Теперь о траве. (Эти названия я собрал за 50 лет сознательной жизни, но мне не понадобилось.) Русский человек (надо бы сказать, народ.— В. С.) Настолько влюблен в природу, что эта его нежность к ней заметна даже по названиям трав: петрушка, горицвет, касатик, гусиный лук, баранчик, лютики, дымокурка, курчавка, чистотел, белая кашка, водосбор, заманиха, душица, заячья лапка, львиный зев, мать-и-мачеха, заячий горох, белоголовка, богородицыны слезки, ноготки, матренка, одуванчики, ладаница, пастушья сумка, горечавка, поползиха, иван-чай, павлиний глаз, лунник, сон-трава, ломонос, волкобой, лягушатник, маргаритки, мозжатка, росянка, ястребинка, солнцегляд, майник, Соломонова печать, стыдливица, северница, лисий хвост, душистый колосок, ситник, гулевник, сабельник, хрустальная травка, журавельник, копытень, пужичка, сныть, пролеска, подморенник, чистяк, серебрянка, жабник, белый сон, кавалерийские шпоры, горький сердечник, буркун, сухаребрик, девичья краса, калачики, волгоцвет, золотой дождь, таволга, бедренец, купырь, золотые розги, мордовник, куль-баба, ласточник, румянка, наперстянка, богородская трава, белорез, царь-зелье, жигунец, собачья рожа, медвежье ушко, ночная красавице, купавка, медуница, анютины глазки, бархатка, васильки, вьюнки, иван-да-марья, кукушкины слезки, незабудка, ветреница, кошачьи лапки, любка, кукушкин лен, барская спесь, бабий ум (перекати-поле), божьи глазки, волчьи серьги, благовонка, зяблица, водолюб, красавка...

Какая меткость! Сколько любви и ласки!

Конечно, хоть и за пятьдесят лет, Борахвостов собрал не все. Достаточно заметить, что в списке нет хотя бы колокольчиков, мышиной репки, птичьей гречки, ландыша, солдатской еды, столбецов, земляники, манжетки, купальницы, зверобоя, чтобы понять, как список не полон и как его можно продолжать и продолжать. Но зато в нем есть иные, истинно народные названия, не встречающиеся в ботанических атласах.

Важно другое. Читая все эти названия трав, отчетливо понимаешь, насколько народ знает больше, чем мы с тобой, ты да я. И что, пожалуй, мы с тобой (ты да я) просуществуем на свете зря, если не добавим хоть медной копеечки в драгоценную вековую копилку, коли иметь в виду не названия трав (которых мы с тобой, безусловно, не добавим), но всяких знаний, всякой культуры, всякой поэзии, всякой красоты и любви.



 
Категория: Блог моих любимых цветов | Просмотров: 2346 | Добавил: ЛиКонстa | Теги: цветы, Цветы Подмосковья
Всего комментариев: 0
avatar